«Ну ее к черту, эту надежду»: Трагедия «Курска» 19 лет спустя

 
Фото: globallookpress.com

19 лет прошло со дня гибели 118 подводников, но до сих пор страна скорбит по экипажу «Курска» и не забывает об этой трагедии. В Сети сегодня появилось немало воспоминаний о трагедии. Среди них и отзыв одной из вдов — Татьяны Гелетиной. После смерти мужа она по-иному взглянула на фразу «Надежда умирает последней» и пришла к выводу: «Ну ее к черту, эту надежду».

Дань памяти экипажу «Курска» отдадут по всей стране. Возложение венков уже началось в Видяеве, Волгограде, Калининграде, Санкт-Петербурге. Жертв той страшной трагедии вспомнят и в Курской области, где живут 12 семей погибших моряков.

Что произошло

Напомним, 12 августа 2000 года атомный подводный ракетный крейсер К-141 «Курск» Северного флота участвовал в военно-морских учениях в Баренцевом море.

На борту – 118 человек. Это не только штатный экипаж, но гражданские специалисты «Дагдизеля», офицеры штаба.

В 11 утра было зафиксировано два подводных взрыва. Сразу после этого лодка перестала выходить на связь.

Только на следующий день, 13 августа, аппаратура крейсера «Петр Великий» обнаружила К-141 на дне — на глубине 108 м. И хотя спасательная операция началась сразу же, подводные аппараты никак не могли пристыковаться к субмарине.

Несколько дней в прямом эфире транслировали операцию спасения. Вся страна следила за операцией и молилась, надеясь на чудо. 19 августа к спасательной операции присоединились норвежские суда Seaway Eagle и Normand Pioneer.

Спустя еще два дня норвежским водолазам удалось вскрыть нижний люк девятого отсека и установить, что все находившиеся на борту лодки погибли.

Что пришлось пережить тогда родственникам, родным и близких погибших, не описать словами. Боль, раздирающая душу. Когда хочется кричать, а звука нет, и вокруг звенящая тишина – настолько, что кажется – вот-вот лопнут сосуды на висках.

«Ну ее к черту, эту надежду»

Татьяна Гелетина до сих пор с ужасом вспоминает 2000 год. Женщине пришлось пережить сразу два потрясения. Сначала в июле от рака скончался сын. Мальчик буквально сгорел на глазах у родителей. Супруг Татьяны не смог остаться дома – воспоминания о ребенке, так рано ушедшем из жизни, давили со всех сторон. Спустя несколько дней он решил вернуться на службу, передает портал temanez.com

Когда Татьяна узнала о катастрофе, она до последнего надеялась, что мужу каким-то чудом удалось выжить.

«Говорят, что надежда умирает последней. Ну ее к черту, пусть умирает первой! Потому что это самое страшное, когда ты надеешься, но понимаешь, что все».

Халима Аряпова тоже до последнего надеялась, что муж выживет. Сначала она даже не верила в трагедию и в то, что ее жизнь могла вот так разрушиться.

12 августа 2000 года Халима уже знала, что ждет ребенка.

«Я тогда не ходила на похороны. Просто не хватило сил», — говорила она.

Таких историй – множество. Ни одну из них нельзя спокойно слушать, читать или пересказывать. Горе, которое в тот год пришло в эти семьи, до сих пор отзывается острой болью в каждом из нас.

За «Курском» следили и до трагедии

В американской прессе появилась информация, что первой об аварии российской атомной подлодки (АПЛ) К-141 «Курск» в августе 2000 года узнала разведывательная служба Норвегии. Как сообщил сотрудник американского АНБ, норвежцы передали эти сведения США. Что примечательно, сотрудник АНБ настаивает, что за 3,5 часа до того, как информация о взрыве поступила на Северный флот России, разведка Норвегии уже знала о произошедшем.

Сопредседатель Союза ветеранов боевых служб ВМФ Виктор Блытов в комментарии Царьграду допустил, что норвежцы могли узнать и передать сведения о ЧП на нашей подлодке американцам.

Он подчеркнул, что у Норвегии есть разветвленная сеть морских датчиков, да и за нашими судами постоянно в то время следило норвежское судно «Марьята» с американским экипажем на борту.

«Марьята» постоянно на все выходы, на все стрельбы выходила и фиксировала, — уточнил эксперт. — От сейсмических норвежских станций, возможно, пришли также данные, что был удар массы о дно, взрывы. Они же все взрывы зафиксировали — какие, сколько, когда. Вполне возможно, что они информировали сразу американскую сторону как союзника по НАТО в первую очередь. А нас ставить в известность не считали необходимым в связи с тем, что считали, что мы и так должны всё знать».

Впрочем, трагедия с «Курском» произошла как раз после ельцинских времен, когда американские советники сидели чуть ли не во всех наших ведомствах.

«И вполне вероятно, что информация по подводной лодке прошла и через нас», — констатировал он.

«Требовались не дни, а часы. И тогда можно было кого-то спасти»

По его словам, немало в случившемся с «Курском» вины и российского руководства. 

Как рассказал Блытов, еще когда появились сообщения о том, что АПЛ легла на дно, профессионалы поняли: случилось страшное.

«Когда пошли наши доклады, что подводная лодка легла на дно и «всё в порядке», перестукиваются, мы сразу поняли: атомная лодка на дно лечь не может, у нее снизу забор воды для охлаждения реактора. Если она ляжет на дно, то реактор может грохнуться, а заглушив реакторы, лодка не всплывёт уже. Нам сразу стало понятно, что это катастрофа, большая катастрофа. А дальше всё шло к тому, что надо было вытаскивать этих ребят из последних отсеков. На это требовались не дни, а часы. И тогда можно было кого-то спасти. Но то ли не оказалось сил и средств, потому что начали собирать со всей России, потащили водолазов из Геленджика, Черноморска, Севастополя, с Дальнего Востока. И здесь это странно, когда под рукой у них на Северном флоте были всякие «Лошарики» и прочее. То ли колокол надо было посадить туда на кормовую площадку, которая имела возможность открыться, вздёрнуть люк, и всё-таки ребят вытащить оттуда. Но если было бы несколько человек спасённых, мы бы конкретно знали, что же произошло с этой лодкой», — объяснил он.

К тому же, добавил морской офицер, впоследствии выяснилось, что «куча спасательных средств были распроданы» — аукнулись отголоски ельцинского правления. Но даже в тех условиях силы, чтобы экстренно спасти выживших моряков, убежден он, были.

Только осенью были подняты на поверхность тела 12 членов экипажа «Курска». В дальнейшем из лодки были извлечены тела еще 103 моряков, останки трех человек обнаружить не удалось. Через год подлодка была поднята на поверхность, в апреле 2002 года ее отправили на судоремонтный завод «Нерпа» для утилизации.

Как установило следствие, взрыв произошел в торпедном аппарате № 4 из-за утечки перекиси водорода вследствие микротрещин в корпусе торпеды; позднее взорвались находившиеся в отсеке стеллажи с другими торпедами. Оставшиеся в живых 23 моряка отступили в девятый отсек, где скончались спустя сутки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here